ИЗГНАНИЕ ИЗ РАЯ - Антология

Изгнание из рая

(Ветхий Завет)

"Изгнание из рая" — это первая драма в истории человечества. Приобщение к познанию даровало нашим прародителям чувство стыда, и таким образом в христианстве стыд и грех сопровождают не только наслаждение, но и знание. Способность мыслить лишает невинности, ведет к потере блаженства и обрекает на страдания. Этот постулат, подразумевающий отрицательное отношение к человеческому разуму, положен в основу европейской христианской культуры, и вся история ее развития подтверждает справедливость божьего запрета — не трогать дерево познания добра и зла.

Художники часто изображали изгнание из рая, и иконография сюжета оставалась неизменной. Чаще всего это было вытянутое в высоту изображение двух нагих человеческих фигур, гонимых летящим над ними ангелом с огненным мечом. «Изгнание» было парным к «Грехопадению», что давало наглядную иллюстрацию преступления и наказания.

Самым гениальным воплощением этого сюжета можно назвать фреску итальянского художника начала XV века Мазаччо «Изгнание из рая», написанную на стенах капеллы Бранкаччи в соборе Санта-Мария дель Кармине во Флоренции. С фресок Мазаччо в капелле Бранкаччи очень часто начинают описывать историю живописи итальянского Ренессанса. Материальность и пластичность тел у Мазаччо отличается от готической бесплотности, но если Ренессанс ассоциируется с урав-новешенным идеальным миром, то Мазаччо очень далек от его радостной гармонии.

Мазачо. Изгнание из рая

Мазачо. Изгнание из рая

Фигуры прародителей стали символом горя и стыда человеческого. Адам смиренно прячет лицо в ладонях, покорно принимая наказание. Лицо Евы раздирает мучительный крик, который она не хочет и не может сдержать. Фигура кричащей Евы написана с откровенностью экспрессионизма, как будто художник не боится изобразить уродство для того, чтобы передать ужас раскаяния и сознание непоправимости содеянного.

Ева Мазаччо зримо воплощает крик, напоминая о знаменитом произведении модернизма — картине Мунка «Крик», где также средствами безмолвной живописи достигнуто ощущение мучительного звука, терзающего уши зрителя.

Мазаччо отказывается от изображения подробностей: рай обозначен захлопнутыми городскими воротами, фигура херувима с огненным мечом дана условным красным пятном, угрожающе нависшим над Адамом и Евой.

Аскетическая простота Мазаччо, пренебрегающего деталями ради целого, отличает его от нидерландца Босха, также работавшего в XV веке. Фантастическая картина Босха рассказана с нидерландской тщательностью. Каждая деталь, поражающая своей странностью, выписана с той же точностью, с какой нидерландские художники изображали предметы быта.

Босх. Изгнание из рая

Босх. Изгнание из рая

Параллельно с историей Евы в верхней части картины Босх помещает другой сюжет — «Падение восставших ангелов», совмещая в одном пространстве различные эпизоды из Священного Писания. Господь Бог изображен в двух ипостасях: Бога Отца в истории Евы и Христа-Пантократора, или Вседержителя, в сцене падения ангелов. В одной руке Христос держит державу — символ мира, а второй — благословляет Вселенную. Совмещение двух эпизодов не случайно: соблазнение Евы ввело в мир грех, а ниспровергнутые с небес ангелы превратились в демонов и наполнили землю дьявольскими кознями. В картине Босха люди изгнаны из рая вместе с демонами, и с этого времени начинается их совместное существование в истории человечества.

М. Кокси. Изгнание из рая

М. Кокси. Изгнание из рая

В XVI веке нидерландцы часто ездили в Италию и изучали итальянскую живопись. Влияние итальянцев чувствуется в картине Михаэля Кокси. Адам и Ева приобретают телесность, но фламандский вкус к деталям сохраняется. Не менее, чем фигуры грешников, для Кокси важно изображение обезьянки, сопровождающей Адама и Еву.

Доменикино. Изгнание из рая

Доменикино. Изгнание из рая

В свою очередь фламандцы влияют на итальянцев. Картина Доменикино, итальянского художника XVII века, иллюстрирует довольно редкий эпизод, предшествующий изгнанию. Господь Бог, гуляющий в раю, ищет Адама и по его смущению догадывается, что произошло нечто неладное. «И сказал (Бог): «Кто сказал тебе, что ты наг? Не ел ли ты от дерева, с которого Я запретил тебе есть?» Адам, оправдываясь, указывает на Еву. Именно этот момент изобразил художник, пытаясь преодолеть интимную патриархальность библейского текста. Вместо фигуры Бога, гуляющего по саду, как довольный своими владениями хозяин, Доменикино изображает фигуру Господа-Творца, заимствуя ее из фрески Микеланджело «Сотворение Адама». Получается забавное смешение итальянской пластичности и фламандской повествовательности, которая роднит итальянца Доменикино с Михаэлем Кокси.

М. Шагал. Изгнание из рая

М. Шагал. Изгнание из рая

Сюжет «Изгнание из рая» доходит и до XX века. Адам и Ева Марка Шагала не чувствуют ни горя, ни смущения. Медленно выплывая из глубины странного мира, наполненного перевернутыми деревьями, крылатыми козликами и летающими рыбами, они похожи на спокойных и невинных героев детской сказки про пряничный домик. Изгнанные из сладкого иудейского рая Марка Шагала, они в наше безжалостное время попадут в ад XX века: Адам в передачу «Адамово яблоко», а Ева — в женский журнал.

(Аркадий Ипполитов)